Регулирование криптовалют в россии

Законодательное регулирование криптовалюты: каким оно может быть?

Криптовалюты – тема, которая на устах уже не первый год. Банк России не раз предупреждал о высоких рисках при инвестициях в криптовалюты. В начале октября Владимир Путин на совещании, посвященном вопросам использования цифровых технологий в финансовой сфере, также отметил серьезные риски при ее обороте. В то же время Президент РФ считает необходимым использовать преимущества, которые дают новые технологические решения в банковской сфере. Портал ГАРАНТ.РУ опросил экспертов, каким может стать правовое регулирование криптовалюты, и что для этого необходимо сделать.

Светлана Васильева, младший юрисконсульт компании Alta Via:

В российском правовом поле до сих пор отсутствует не только четкий механизм оборота виртуальной валюты, но и терминологический минимум. С юридической точки зрения мы не можем рассматривать криптовалюту как абсолютно легальную валюту, так как согласно ст. 27 Федерального закона от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» и ст. 75 Конституции РФ официальной денежной единицей в стране является рубль, а введение других денежных единиц и выпуск денежных суррогатов запрещено. Официальные позиции по этому вопросу сформулировали ФНС России в письме от 3 октября 2016 г. № ОА-18-17/1027 и Банк России в релизе «Об использовании частных «виртуальных валют» (криптовалют)». И те, и другие указывают на риски выпуска и обращения криптовалют. Также ФНС России в своем письме напоминает о запрете выпуска денежных суррогатов. Но что такое «денежные суррогаты» и «криптовалюты»? Как относить последнюю к суррогатам, если понятия не определены?

Очевидно, что сейчас все операции с криптовалютами рискованны. Но считать их противоправными, руководствуясь общими принципами права и здравым смыслом, нельзя, так как консерватизм и нерасторопность в принятии новых явлений и, как следствие, разработке законов, проблема власти, а не участников рынка.

Представляется, что при разработке нормативного правового акта следует в первую очередь определиться с содержанием ключевых понятий, сформулировать категориальный аппарат: «виртуальная валюта», «криптовалюта», «денежные суррогаты», «ICO-проекты», «токен», «майнер», «краудфандинг» и другие.

Далее необходимо определить законный механизм выпуска и продажи криптовалюты.

ICO (англ. Initial Coin Offering)– это выпуск и продажа криптовалюты для привлечения средств в проекты, стартапы. ICO представляет возможность бизнесу получить инвестиции здесь и сейчас, не предоставляя гарантий покупателям криптовалюты. При разработке законопроекта следует подумать о способах защиты покупателей криптовалюты, не допустить превращения таких проектов в финансовые пирамиды.

Выпуск криптовалюты сопровождается рекламными кампаниями в Интернете (например, в социальных сетях и т.д.). Известные блогеры могут без вложения личных средств заработать на участии в ICO-проекте. На мой взгляд, помимо закона о криптовалюте, необходимо продумать и доработать законодательство о рекламе, так как привлекательные предложения о заработке на виртуальной валюте могут вводить в заблуждение доверчивых граждан. Возможно, на первоначальном этапе понадобится более жесткий контроль со стороны ФАС России.

ФНС России в письме указала на то, что операции с криптовалютами должны осуществляться через счета резидентов, открытых в уполномоченных банках. Тем не менее действующие нормы валютного законодательства не позволяют контролирующим органам получать информацию о проведенных операциях. Участники системы сверяют данные по специальным алгоритмам, которые зашифрованы ключом, доступ к которому есть у ограниченного количества лиц. Таким образом необходимо также внести изменения в Федеральный закон от 10 декабря 2003 г. № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле», а также в Налоговый кодекс, так как следует конкретизировать порядок уплаты налогов с доходов от криптовалюты.

В России действует Федеральный закон от 27 июня 2011 г. № 161-ФЗ «О национальной платежной системе», которым регулируется сфера оказания платежных услуг, перевода денежных средств, безналичной оплаты товаров/работ/услуг. Следовательно, если будет принят закон о криптовалюте, то понадобится определить статус такой валюты в системе платежных инструментов, внести изменения в порядок организации деятельности субъектов национальной платежной системы.

Владимир Попов, юрист проекта Descrow.org и Synergis:

Правовое регулирование криптовалюты, в первую очередь, должно быть поэтапным.

Искренне не понимаю, зачем сейчас создавать законы, в том числе рамочные: гражданское законодательство – гибкий инструмент, которое позволяет нам любые правовые сущности оборачивать во что-то легитимное с помощью принципов свободы договора, автономии воли сторон и т.д. (ст. 1 Гражданского кодекса).

Главное, что нужно сделать:

  1. Налоги нужны, но минимальные. Важно – первые три года, скажем, ICO от налогов освободить. И тогда страна получит: а) огромную ликвидность (одно ICO – бюджет региона или даже нескольких маленьких); б) новые средства на депозитах; в) новых субъектов бизнеса; г) огромный рынок труда; д) дополнительные средства от смежных услуг (покупка трафика, оплата работы специалистов).
  2. Майнинг. Разделить его на промышленный и домашний. Скажем, по мощности: до 15 Квт – домашний, свыше – профессиональный. Я всегда привожу в пример хостинг: за домашний хостинг никаких налогов не плачу, лицензий не получаю. Другое дело, когда это поставлено на широкую ногу.
  3. Обучение. Бесплатное и для всех: этим мы снимем вопрос профессиональности инвесторов, за которых (якобы) переживают многие чиновники. Боитесь, что человек вложится в ICO и прогорит? Так научите его, как этого не делать: запреты не станут заслоном – Forex уже это доказал, а бинарные опционы поставили точку.
  4. Никакого вмешательства в зону полной виртуальности: контроль только над точками входа и выхода. Зачем заходить туда, где все равно нет компетенции? Даже Япония, а это страна уж точно даст на две форы по технологичности, отказалась от регулирования этого аспекта.
  5. И главное – перестать смотреть на криптовалюты как на нечто несуразное: это – будущее, которое наступило. Все, что нужно – не мешать ему развиваться, иначе мы опять проиграем, как это было с банковскими картами, Интернетом, онлайн-сервисами, разработкой ПК и т.д.

Минфин России еще в 2015 году предлагал обозначать криптовалюты через имущественные права: и это правильно. Ведь что есть имущественное право? Это право требования, а когда мы говорим о криптоактивах, это всегда право требования. Тем более что государство не сильно волнует вопрос переводов формата «цифровые деньги – цифровые деньги», но очень заботит вопрос о вводе и выводе. Все, что нужно – не вводить уголовную ответственность. Это, безусловно, был шаг необдуманный.

Усложнение законодательства в данном случае ничего не даст: в период 2014-2017 годов малый и средний бизнес, услышав о том, что мир цифровых денег, как их назвал Банк России, может в России быть табуирован, просто покинул территорию страны. И кому от этого стало легче? Бюджету, который не дополучил новые средства, или бизнесу, которому приходится уходить в Эстонию, Швейцарию, на худой конец на Каймановы Острова или даже остров Мэн, чтобы работать и развиваться?

Лев Глухов, партнер KDS Legal:

Криптовалюты стали новым этапом развития мира Интернета, уникальным явлением эры информации, потому что принципиально отличаются и от национальных валют, и от электронных денежных средств, – законодательное регулирование криптовалют, безусловно, необходимо. Однако сегодня такого регулирования нет. Максимально близкое к криптовалютам понятие существует лишь в ст. 3 Федерального закона от 27 июня 2011 г. № 161-ФЗ «О национальной платежной системе», где дается определение электронным деньгам. Напомню, под ними понимаются имущественные обязательства одного лица, предварительного принявшего денежные средства другого лица для исполнения его будущих денежных обязательств.

Электронные деньги обеспечивают своим существованием функционирование систем электронной коммерции, позволяя учитывать средства пользователей на их лицевых счетах, открытых на различных электронных площадках для совершения покупок. Эти денежные средства находятся в рамках регулирования, поскольку есть возможность точно идентифицировать эмитента средств, а также контролировать системы их централизованного учета.

Криптовалюты по своей сущности ближе к обычным денежным средствам, потому что, в отличие от электронных денег, не представляют собой способ учета предварительного переданных эмитенту денежных средств. Но в силу того, что подчиняются криптовалюты законам математики, они по идее должны быть стабильнее национальных валют.

Читать еще:  Бинарные опционы alpari отзывы

Если говорить о сложностях, которые возникают при государственном контроле криптовалют, можно выделить несколько проблем.

Первое – это вопрос учета и подтверждения подлинности.

В основе криптовалют лежит система распределенных баз данных, где гарантами истинности являются множественные экземпляры базы, которые хранятся на компьютерах участников сети верификации. Вывод об истинности можно сделать, только сопоставив экземпляры, имеющие одни и те же временные метки, друг с другом.

С точки зрения и праворегулирования, и правоиспользования это создает запрос на методы и инструменты верификации. На данный момент у России нет своего верифицирующего сервиса, иностранные же программы функционируют вне российского правового поля и распространяют свое действие на конкретные криптовалюты.

Как следствие, возникает проблема подтверждения права на криптовалюту в суде, поскольку предоставить имеющие законную в России силу выписки (по аналогии с обычными денежными средствами, владение которыми подтверждается банковскими организациями) владелец криптовалюты не в состоянии.

Перечисленные выше проблемы напрямую связаны с отсутствием в стране государственного центра или сети лицензированных центров верификации, которые могли бы хранить экземпляры баз данных криптовалют и подтверждать права владельцев на криптовалюту. Проблема отсутствующего в России верификационного сервиса выходит, таким образом, на первый план: без него обеспечение эффективного правового регулирования криптовалют будет затруднительным.

Следующей проблемой является то, что для полноценного закрепления цифровой валюты на уровне законов, ее необходимо определить как объект права. С появлением криптовалюты возникла необходимость введения в законодательстве отдельного объекта права, так как права владельцев блоков криптовалют не подходят ни под одно из существующих понятий, в том числе интеллектуальную собственность.

Помимо этого, следует ввести классификацию цифровой валюты для разграничения типов криптовалют на такие валюты, как биткойн, ценность которого заключается в использовании в качестве средства расчетов за товары и услуги, и криптовалюты, которые только размещаются на ICO, поэтому неразрывно связаны с эмитентом и пока выступают скорее средством займа для развития новой системы, еще не являясь при этом самостоятельной валютой. В этом смысле они остаются ближе к понятию электронных денежных средств, уже закрепленном в ст. 3 Федерального закона от 27 июня 2011 г. № 161-ФЗ «О национальной платежной системе».

Тем не менее все эти проблемы могут быть решены на государственном уровне в рамках одной страны. Но, помимо этого, есть еще вопрос технической, цифровой природы криптовалют, который может быть решен только на международном уровне. Это вопрос признания, вопрос международной регистрации технических стандартов: используемых криптоалгоритмов, систем управления, видов баз данных и протоколов передачи данных.

Возможные варианты международного регулирования пока достаточно туманны. Будут ли криптовалюты вовлекаться в сферу регулирования международного права, или же будут созданы международные негосударственные корпорации, сходные с ICANN (корпорации по управлению доменными именами и IP адресами), будет ли проблема регулирования передана науке или бизнесу – покажет время.

Криптовалюта: как ее будут регулировать в РФ

Еще осенью прошлого года Владимир Путин поручил правительству и Центробанку подготовить законопроект, который бы регламентировал отношения вокруг цифровых финансовых активов. А на первом пленарном заседании Госдумы в 2018 году ее спикер Вячеслав Володин подтвердил приоритетность этой задачи для своих коллег.

Разные подходы

В РФ изначально существовали два основных подхода к решению этого вопроса, считает юрист ЮФ VEGAS LEX Кирилл Никитин : «Назовем их условно «разрешительный» и «запретительный». К сторонникам первой группы эксперт относит Центральный банк. Еще в мае 2017 года ЦБ предложил идентифицировать криптовалюты как цифровой товар, который нужно обложить налогом. Осенью того же года Минфин России разъяснил, что с дохода от операций с биткоинами надо платить НДФЛ, добавляет старший партнер “Интеллект-С” Роман Речкин . Но уже в начале этого года другой орган исполнительной власти – Роструд – прямо указал, что криптовалюты можно не указывать при декларировании чиновниками своих доходов.

В то же время позиция «силового» блока госорганов вполне однозначная и неизменная, констатирует Никитин . По его мнению, правоохранительные ведомства хотят установить тотальный запрет на операции с криптовалютой и ввести ответственность даже за ее майнинг. В подтверждение своих слов юрист приводит факт возбуждения уголовного дела против трех граждан Костромы, которые занимались обменом биткоинов. Задержанным инкриминировали совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 172 УК («Незаконная банковская деятельность, совершенная организованной группой в особо крупном размере»).

Предложения министерств

Первый конкретный проект регулирования криптовалют представил именно Минфин. Документ формулирует понятия, связанные с криптовалютой, а также регламентирует отношения на всех этапах манипуляций с ней. В ведомстве планируют, что новеллы вступят в силу уже осенью этого года.

Как Минфин предлагает регулировать криптовалюту*

Закон вводит понятие «цифровой финансовый актив», к которому относятся криптовалюта и токены. Но они не будут считаться законными средствами платежа в РФ. Авторы документа рассматривают криптовалюту как электронную вещь. К примеру, как амуниция персонажа в компьютерной онлайн-игре. То есть эти активы можно обменивать и покупать, но нельзя ими расплачиваться.

В России должны появиться операторы обмена цифровых финансовых активов (далее – оператор). Речь идет об организациях, которые будут обменивать криптовалюту между собой, на рубли или иностранную валюту. Такие услуги смогут оказывать только профессиональные участники рынка ценных бумаг или организации, у которых есть лицензия биржи или торговой системы.

Информация о количестве криптовалюты будет храниться в цифровом кошельке, который открывается оператором после прохождения всех процедур идентификации владельца. Подобное правило идентично процедуре открытия электронного кошелька в любой платежной системе.

Майнинг рассматривается как предпринимательская деятельность, которой могут заниматься только ИП и юрлица, а результаты майнинга будут облагаться налогом. Но как определять налоговую базу в таких отношениях, пока неизвестно.

Документ ограничивает приобретение токенов в рамках одного выпуска суммой в 50 000 руб. для неквалифицированных инвесторов. Если вы хотите приобрести больше токенов, то вам придется обратиться к квалифицированным инвесторам.

Сама процедура выпуска токенов (ICO) описана почти как полноценный публичный выпуск акций. Тот, кто хочет провести ее, должен будет составить оферту на покупку токенов, инвестиционный меморандум и правила ведения реестра цифровых транзакций (именно в нем закрепляется право собственности на имущество).

*Криптовалюта – это новый цифровой актив, который выпускают («майнят») компьютеры по всему миру. За такой валютой не стоит государство, но люди верят в ее покупательную способность, поэтому ее курс растет.

Блокчейн – это база данных, которая хранит информацию о сделках в виде «одна сделка связана с другой». Надежность базы обеспечивается тем, что сведения нельзя подделать и они записываются одновременно сотнями тысяч компьютеров по всему миру.

Токен («монета») – это нечто вроде «акции»: актив, который инвестор получает в обмен на вложения в какой-либо проект. ICO – это предложение инвестировать в проект. Если он станет успешным и популярным, токены вырастут в цене.

Смарт-контракт – договор в виде программы с автоматическим исполнением. Например, если оплата за партию производится после доставки в порт, то датчики на коробках с товарами могут передать сигнал о прибытии в пункт назначения, и деньги продавцу будут переведены автоматически.

Квалифицированный инвестор – это тот, кто имеет высшее экономическое образование или ценные бумаги на сумму не меньше 6 млн руб., или определенный опыт работы в организации, которая занималась ценными бумагами либо деривативами. Другие варианты требований перечислены в законе о рынке ценных бумаг.

Однако Банк России инициативу коллег из Минфина воспринял скептически. Регулятор считает, что обменивать стоит только криптовалюту российского происхождения. В противном случае это может привести к «легализации сомнительных транзакций». В Минэкономразвития тоже высказались против некоторых положений проекта. По словам представителя МЭР, в документе Минфина «не проведены различия между виртуальной и национальной валютой, электронными деньгами и цифровой валютой». Сами криптовалюты не классифицированы, а их определения «не отражают технологическую и правовую сущность этих явлений».

Читать еще:  Форекс микс клаб репино официальный сайт

Параллельно с Минфином свой проект опубликовала и Минкомсвязь. Ведомство предлагает сделать для майнеров (те, кто добывает криптовалюту) квоты и специальные тарифы на электричество. Их обяжут вести бухучет, а после двухлетних или пятилетних налоговых каникул – уплачивать налоги. Речь идет о налоге на прибыль для организаций, ситуация с физлицами пока неясная. Один из вариантов – освободить граждан-майнеров от налогообложения вовсе. Также могут появиться критерии по объемам привлекаемых мощностей и электроэнергии, исходя из которых майнинг признается промышленным.

Обмен криптовалют на обычные деньги предлагается проводить на специальной российской криптобирже. Лимиты для компаний и для граждан будут разными. Ограничивать продажу токенов (актив за инвестиции в разработку будущей криптовалюты) Минкомсвязь не планирует, но сделки с ними разрешены только через биржу. Налогооблагаемую базу планируется рассчитывать в момент продажи криптовалюты.

Как же все-таки классифицировать криптовалюту

Так или иначе, для того чтобы ввести правовое регулирование криптовалюты, надо сначала определиться с ее квалификацией. Иван Хаменушко, старший партнер «Пепеляев Групп», считает, что у криптовалюты преобладают черты, которые присущи деньгам: «Это договорное средство платежа или, другими словами, деньги, не являющиеся законным средством платежа в нашей стране». Но никакой иной «внутренней ценности», за исключением способности быть средством обмена, в том же биткоине нет, подчеркивает эксперт. Речкин уточняет, что по существу криптовалюта является определенным денежным правом требования, которое зафиксировано в специфической форме.

А юрист практики «Интеллектуальная собственность и информационные технологии» санкт-петербургского офиса ЮФ «Борениус» Алексей Грибанов полагает, что криптовалюта относится к новому виду имущества – цифровым объектам, на которые можно распространить режим вещного права. Георгий Пчелинцев, партнер российской практики Dentons в области ИС, ИТ и телекоммуникаций, в свою очередь, утверждает, что для криптовалюты надо выработать специальный правовой режим с учетом её специфики: «Такой режим должен обеспечить баланс между охранительной функцией госорганов и удобством легального оборота криптовалюты для рынка».

Самым перспективным вариантом Хаменушко считает квалификацию обсуждаемого института как иного финансового инструмента. Именно такую редакцию и предлагает Минфин. Подобная трактовка не противоречит наличию платежной функции криптовалюты и одновременно позволяет применять законодательство, регламентирующее операции на финансовом рынке, поясняет эксперт. Вместе с тем реализация подобного предложения невозможна без поправок в существующем законодательстве, подчеркивает юрист.

В России хотят узаконить конфискацию криптовалют

Поделиться в соцсетях:

В Госдуме рассматривают возможность конфискации цифровых активов и работают над созданием механизма их ареста.

Логичным и правомерным этот шаг считает Эрнест Валеев, первый заместитель главы Комитета по безопасности и противодействию коррупции.

Свое мнение он основывает на том, что в уголовном и гражданском законодательстве предусмотрены механизмы изъятия имущества. Если возможны арест и конфискация «физических» активов, то и виртуальных тоже.

Сейчас перед властями стоит вопрос, как регламентировать такие отношения в цифровом пространстве.

Также, по мнению Валеева, следует не только дополнить законодательную базу нормами, касающимися ареста виртуальных активов, но и создать систему регулирования цифрового капитала.

Ранее эксперты отмечали, что арест и конфискация биткоина и других виртуальных валют может привести к злоупотреблениям, если до этого не будет создана законодательная база по регулированию сферы криптовалют в целом.

Сейчас перед правоохранительными органами Российской Федерации поставлена задача разработать правила конфискации и ареста цифровых активов. Они должны быть готовы до конца 2021 года.

Хочешь по-настоящему зарабатывать на криптовалюте?

Открой торговый счет в компании Gerchik & Co!

До 1 ноября в России должны принять закон о криптовалютах. Чего ожидать криптоэнтузиастам?

В начале августа премьер Медведев поручил законодателям разобраться с многострадальным законом о криптовалютах до 1-го ноября. Принятие думой законопроекта будет означать начало регулирования и присвоения “монетам” официального статуса. Пока закон не принят, существуют несколько вероятностей относительно такого статуса. Каждый из возможных сценариев определенным образом отразится на рынке, майнерах, трейдерах, инвесторах и криптосообществе в целом.

В этом посте я стараюсь понять, как отразится новый законопроект на крипторынке и майнерах России, сделаю несколько прогнозов, на случай того или иного сценария. Для этого я кратко рассмотрю историю отношения государства к криптовалютам в России, опишу текущую ситуацию и проанализирую факторы, влияющие на принятие решений. В качестве результата я опишу несколько вариантов развития ситуации, которые, по моему убеждению, наиболее вероятны. Заранее уточняю, что различия в результатах готовящегося законопроекта могут быть колоссальными и будут зависеть в первую очередь от того, каким будет статус криптовалют.

История проблемы и текущее положение вещей

Для тех, кто следит за ситуаций, этот абзац, возможно, будет содержать внушительное количество баянов. Посему им следует сразу пропустить эту часть поста. В обязательном порядке рекомендую к прочтению “любителям бронетехники” и всем, кто просто хочет освежить в памяти всё, что происходило и происходит с официальным статусом монет в РФ.

Итак, на заре появления, когда свет увидели первые блоки биткоина, российской власти вопрос был не интересен. Первые признаки любопытства и скепсиса появились ближе к 2012-му году. Тогда Банк России разродился информбюллетенями, предположительно, за авторством лично Набиуллиной. В оных документах цифровые валюты сравнивались с денежными суррогатами и сквозило негативно пренебрежительное отношение к монетам.

Уже в то время возник вопрос о статусе криптовалют в России. Большинство представителей отечественных регуляторов успели высказаться за запрет биткоинов и других цифровых активов. Создание и принятие законопроекта на эту тему постоянно откладывалось. Когда вопрос криптовалют вырос до уровня правительства и президента в 2017-м, возникла некоторая неопределенность. С одной стороны, критика в адрес криптоактивов на фоне планетарного хайпа выглядела бы ретроградством, с другой, криптозима и прочие явления, обусловленные спекулятивностью стоимости, были очевидны.

Владимир Путин был очень осторожен в оценках, с одной стороны, говорил о том, что важно “не нагородить регуляторных барьеров”, с другой, рекомендовал гражданам осторожность. Также известно о том, что Путин исключает возможность появления национальной криптовалюты, несмотря на намерения Китая в создании национального цифрового расчетного средства. Премьер Медведев слегка “поиграл” в финансового прогнозиста и в январе текущего года сказал, что хоронить криптовалюты рано, очевидно, оказался прав.

Таким образом, к настоящему моменту, несмотря на некоторые подвижки с законотворческой инициативой, криптовалюты остаются нерегулируемыми и не имеют официального статуса в России. На этом фоне Думой уже было провалено поручение Путина по принятию соответствующего законопроекта. Летом с аналогичным поручением и новыми сроками законодателей озадачил Медведев. Надо отметить, что крыловский воз таки слегка сдвинулся.

Дело в том, что нерешенным на данный момент является лишь вопрос о статусе криптовалют. При этом всё, кроме этого, по словам думского комитета по финрынку Анатолия Аксакова, в законе уже есть, подробно описано и имеет четкие юридические определения. Т.е. к ноябрю законодателям нужно лишь определиться насколько легальными будут криптовалюты, и будут ли легальными вообще.

3 сентября телеграмм-канал “Baza” сообщил о том, что в органах государственного управления России нет единства относительно регулирования криптовалют. Так, в соответствии с информацией канала, Банк России стремится запретить монеты, тогда как ФСБ России настаивает на легальном статусе, при этом жестком регулировании и контроле цифровых активов. По данным “Baza”, разногласия ведомств вынудили зампреда правительства Максима Акимова обратиться к Владимиру Путину и сообщить ему о том, что: «отсутствие единой позиции препятствует дальнейшей работе над законопроектом и его принятию».

Существует всего три логичных сценария для регулирования криптовалют в России:

  • Полная легализация, вплоть до использования в качестве легального платежного средства;
  • Полный запрет на любые операции и майнинг;
  • Частичная легализация под контролем Банка России.

Сценарий очередного законотворческого затягивания маловероятен. Видно желание власти определиться с “правилами игры” на уровне законодательства.

Далее подробно о каждом из вариантов.

Утопия криптолегализации

Отмечу сразу, что при всех симпатиях гика и технократа Медведева к криптовалютам, и такой сценарий маловероятен. Путин демонстрирует явную симпатию к позициям Набиуллиной, а соответственно, его решающее влияние на Думу будет ближе частичному или полному запрету. Думское большинство, особенно в профильных комитетах также сложно назвать криптооптимистами. Важно понимать, что любые регулирующие органы, в особенности отечественные, никогда не откажутся от контроля. И при необходимости легализовать что-либо будут обязательно стремиться контролировать на случай: “абы чего не вышло”.

Читать еще:  Расширение для заработка биткоинов

Есть несколько причин, которые гипотетически могут привести к решению о полной легализации, но без возможности использовать как платежное средство. Это так называемый «белорусский сценарий». К таким факторам можно отнести торговую войну США и Китая (в конце августа очередное обострение), признание монета со стороны федеральных органов США, и, как следствие, мгновенный рост капитализации основных криптовалют.

Результатом этого гипотетически вероятного сценария будет развитие майнинга, инвестирования и трейдинга. Появление новых бирж, бурный рост майнинг отелей в регионах с низкой стоимостью электроэнергии. И как следствие, появление в таких системообразующих регионах т.н. криптодолин, как в проекте, который предлагал Сергей Арестов из BitCluster. Опыт компании интересен тем, что в Братске, где расположена инфраструктурная база компании и один из крупнейших в майнинг-отелей России, проект развития промышленного майнинга активно поддерживается на уровне городской администрации. О поддержке инициатив компании открыто заявил мэр Братска, в частности, чиновник отметил

Но пока такие симбиотические отношения криптопредпринимателей и представителей власти (даже муниципальной) — редкость. Чаще органы госуправления занимают позицию осторожного невмешательства.

Наиболее значимыми минусами, которые будут сдерживающими факторами сценария (даже в «белорусском варианте») — это невозможность контролировать транзакции, что, по мнению регуляторов, открывает простор для теневой экономики. Именно на связи криминала и криптовалют основывают популистские высказывания законодатели. Правда странно, почему они тогда не хотят запрещать в России наличный фиат, ибо он не реже используется в теневой экономике.

Полный запрет на работу с открытым блокчейном

В отличие от первого варианта этот сценарий значительно более вероятен. Полагаю излишне ретранслировать все высказывания с негативной оценкой криптовалют, сделанные представителями власти и непосредственно регуляторами. Проще сосчитать позитивные. При развитии этого сценария сложно предположить какие-либо полезные для экономики и страны изменения.

Основным мотивационным аргументом запрета является теневая экономика. Проблема в том, что запреты никак на нее не повлияют. С тем же успехом можно запрещать интернет — настолько же абсурдно. Пускай наркодиллерам, порнографам, коррупционерам, мошенникам и прочим негодяям будет немного сложнее обналичиваться или тратить крипту, но это никак существенно не отразится ни на их количестве, ни на способе заработка. Даже при запрете интернета они преспокойно вернутся к наличным деньгам, не менее анонимным.

При этом пострадают законопослушные участники рынка. Майнеры, трейдеры, криптопредприниматели, инвесторы. Они будут вынуждены переносить бизнес в более лояльные страны с низкой стоимостью электричества. Рынок криптовалют быстро криминализируется, закончится всё очередной охотой на ведьм, как это было с валютой в СССР.

Относительным плюсом можно считать то, что удастся избежать массовой скупке монет людьми, которые не понимают, как заниматься трейдингом и инвестированием. Такие люди часто теряют всё, после чего и возникают ассоциации про МММ и тюльпановые луковицы. Однако — это закроет легальный рынок не только для малоимущих людей, склонных к риску, но и вообще для всех. Запрет также хоронит инфраструктурные проекты и естественно какие-либо инвестиции в них. При этом любое бездействующее нерентабельное предприятие с хорошо сохранившимся кабельным хозяйством — это потенциальная база для майнинг-отеля, зона промышленного майнинга.

Таким образом, при делегализации монет Россия получает:

  • потерю эффективного использования площадей на убыточных предприятиях;
  • утрату налогов от легальной продажи ASIC-майнеров;
  • утрату налогов от продажи электричества;
  • криминализацию и маргинализацию легального рынка монет, который сейчас относительно прозрачен и вполне готов к регулированию;
  • сомнительную победу над несуществующим противником.

Поднадзорное разрешение

Этот сценарий предполагает совмещение запретительных и разрешительных мер, а также контроль со стороны регулятора. Например, Банка России. Тут основная проблема заключается в том, что пока общественности не представлена никакая модель взаимодействия регуляторов и криптосообщетва. Механизм контроля также не понятен. При всей относительной удобности такого сценария как для государства, так и для криптосообщества, его практическая реализация не проработана.

Очевидно, что для подобного сценария будет необходим посредник, в виде подконтрольной или прозрачной для Банка России биржи, сервиса, либо непосредственно через сам Банк России. Таким образом, регулятор сможет осуществлять свои посреднические функции, а криптопредприниматели получат возможность осуществлять деятельность в рамках правового поля.

Сегодня очень многие косвенные факторы говорят о том, что готовится именно этот сценарий. Так, в интервью The blockchain journal thebcj.ru руководитель рабочей группы Государственной Думы по оценке рисков оборота криптовалюты Элина Сидоренко поделилась информацией о том, что при разработке законопроекта учитывался мировой опыт регулирования криптоактивов.

Косвенным фактором, указывающим на разрешение в рамках гос. регулирования является то, что контроль за созданием законопроекта осуществляет не консервативный Путин, но гик Медведев.

Яркие перспективы и возможные неудачи

Достаточно очевидным является то, что регуляторам и государству в целом более прочих выгоден последний вариант. Это откроет возможности для инвестирования, позволит получать средства от налогов. Банк России получит широкие возможности по контролю крипторынка и криптоэмиссии. При этом важно понимать, что при российской специфике всё может оказаться «гладко» только «на бумаге». Учитывая, что техническая реализация контроля чревато “развитием геморроя” у чиновников Банка России и Минфина.

Будь в курсе! Подписывайся на Криптовалюта.Tech в Telegram.
Обсудить актуальные новости и события на Форуме

Законодательство по криптовалютам в России

На сегодняшний день в России нет практики регулирования криптовалют, так как блокчейн и BTC появились сравнительно недавно и в мире очень мало примеров стран с наличием криптовалютного законодательства. История взаимодействия криптовалют и российского законодательства началась с предостерегающих документов, рекомендующих не использовать «денежные суррогаты», а так же с попыток продвинуть законопроект, запрещающий их создание, использование и распространение информации о них. Однако на сегодняшний день российские власти проявляют активный интерес к криптовалютным технологиям, чаще всего с точки зрения адекватного регулирования.

С более подробным изучением блокчейн-технологий, власти РФ пришли к выводу, что эти новшества не представляют угрозы мировой финансовой системы, а могут стать новым витком ее развития. Законодательство по криптовалютам в России пока не сформировано, но можно с уверенностью сказать, что власти сменили первоначальную радикально отрицательную позицию, и сейчас заинтересованы в развитии новых технологий на благо государства, финансовой системы, благосостояния и удобства граждан.

Топ-менеджер Ethereum Foundation задержан ФБР

Как стало известно, сотрудники ФБР задержали разработчика Ethereum Foundation – Вирджила Гриффита. Федеральное бюро расследований и прокуратура Южного округа Нью-Йорка предъявляют Гриффиту обвинения по факту сотрудничества с КНДР и нарушения секционных законов США. В частности регуляторы считают, что криптоэнтузиаст показал корейским специалистам способы обхода санкций с помощью эфира.

По сообщениям СМИ в России хотят ввести уголовную ответственность за расчеты в криптовалюте

ЦБ РФ и Росфинмониторинг собираются запретить расчеты в криптовалюте на территории России. В первую очередь, это относится к оплате цифровой валютой товаров и услуг онлайн, особенно тревожащей регуляторов.

Биткоин официально внесли в уставной капитал российской компании

Пока регуляторы и представители властных структур стараются всячески не замечать криптовалюту, она все прочее входит в жизнь россиян. Недавно произошло значимое для критовалютного сообщества России событие – биткоин впервые вошел в уставной капитал компании. Виртуальные активы инвестировали в ООО «Артель».

Российские предприниматели обратились к президенту с просьбой ускорить принятие регулирования криптоактивов

Российский союз промышленников и предпринимателей обратился к президенту с просьбой ускорить принятие закона о регулировании криптовалютных активов.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector